Возмездие. Рассказ. Часть 3.

Рассказ ВозмездиеОкончание рассказа. Начало см. в Часть 1 и Часть 2.

Потыкав ручкой в дно чернильницы, Буданов придвинул к себе чистый бланк. Работая в спецотделе НКВД он имел неограниченный доступ к таким бланкам и потихоньку их воровал. Затем дома по ночам заполнял. И финальный штрих – печать! За фальшивую печать Буданов выложил две своих зарплаты. В этом ему помог знакомый перекупщик. Сам же Буданов не светился перед автором подделки. Жертвы, которых «ощасливил» своим визитом Буданов не решались обращаться в органы. Когда через неделю-другую они обнаруживали, что всё ещё живы и свободны, то были счастливы, что отделались побрякушками. Обычно люди приходили к выводу, что про них забыли и напоминать про себя органам не собирались.

Но Генриетта Адамовна Шпрют была не простой гражданкой – она сама активно сотрудничала с органами, как парторг пищевого комбината. К тому же, воровать муку на работе не могла по причине того, что просто не имела доступа к производству. Её дело – сбор взносов и бумажная работа. Поэтому, уже на третий день, оправившись от первоначального потрясения после ночного обыска, она решила вернуть свои деньги и драгоценности. Дама отправилась прямиком на приём к зам.начальнику Херсонского ОББ майору Митькову. В коридоре около кабинета в очереди её и заметил Буданов. Он быстро просчитал ситуацию и решил срочно бежать из города.



В своей квартире он быстро извлёк из тайника драгоценности, деньги и пару поддельных паспортов и служебных удостоверений сотрудника милиции. Буданов сделал их давно – он был далеко не дурак, и просчитывал варианты бегства из города и перехода на нелегальное положение. И вот, это время настало! Также в вещмешок он сложил форму и верный ТТ-шник.

На приёме у Митькова гражданка Шпрют заявила, что готова добровольно сотрудничать со следствием.
— С каким следствием? По какому делу? – переспросил Митьков.
— Ну, как же, вы же меня подозреваете в расхитительстве муки на пищевом комбинате. – следователь нахмурился, пытаясь вспомнить это дело, но так и не смог.
— Вы что-то видимо перепутали. Нет такого дела.
— А как же обыск? — настаивала мадам Шпрют – вы же у меня всё до последней нитки отобрали! – и женщина рассказала про ночного визитёра. Фамилию оперативника она не рассмотрела, но точно описала внешность. Большая чёрная родинка на щеке указывала на Буданова.

По роковому стечению обстоятельств, майор не смог привлечь старшего лейтенанта Буданова к ответственности и дать делу ход. Уже на следующий день он сам оказался за решёткой. Нужно отметить, что Буданов давно и регулярно строчил доносы на Митькова. Этим опусам мог бы позавидовать даже член Союза литераторов. С докладных следовало, что майор Митьков состоит в сговоре с расхитителями и тайно перепродаёт награбленное колхозное зерно, а также покрывает отдельных спекулянтов и проворовавшихся партработников.



Во время обыска в общую кучу полетели и заявления гражданки Шпрют, и рапорт майора на Буданова. Но следователь, который вёл дело на Митькова, попросту не обратил на них никакого внимания. Он был всецело увлечён шитьём дела антисоветчику Митькову. После допросов и пыток майора приговорили к 10 годам лагерей. Последние 7 лет Митьков отсидел под Норильском, а Буданов разъезжал по городам Украины, совершая кражи и другие .

Сейчас именно этот человек, теперь уже вор и налётчик шантажировал Михаила Митькова.
— Буданов, я знаю, это ты! Отпусти заложницу и я отпущу тебя.
— Кузьмич? – спросил преступник, хотя давно узнал бывшего начальника.
– А ты что на свободе делаешь? Ты же сидеть должен!
— Выходи, расскажу! – тянул время Митьков.
— А ты хоть знаешь, что это я настрочил на тебя телегу, начальничек хренов! – дразнил милиционера Буданов. Митьков сжал кулаки, вспоминая 7 лет лагерей.

Рассказ основан на реальных событиях.

Амнистию объявил ещё Лаврентий Павлович в 1953 году. Но только через год, в 54-м, когда Хрущёв занял лидирующее положение в государственной верхушке, началась массовая юридическая реабилитация. Тогда приступила к работе Центральная комиссия по пересмотру дел, осуждённых за контрреволюционные преступления, которые возглавил Поспелов. В 1954-1955 годах было досрочно освобождено 88000 человек, отбывавших наказание именно за политические, а не за уголовные преступления. Среди них был и майор Митьков. Он был полностью восстановлен в звании и правах, однако судимость чёрным пятном легла на его биографию. В Херсон на работу его не взяли под предлогом избытка кадров. А помог фронтовой друг, возглавлявший Кировоградское УГРО. Он лично поручился за Митькова областному начальству.

Буданов метался по комнате. Он уже не просто нервничал, он был на грани истерики. Нужно срочно искать выход из положения, но мысли путались. Стакан водки, а лучше спирта сейчас поможет как никогда.
— Где водка? – прорычал он и приставил пистолет хозяйке к подбородку. Та показала глазами на буфет, где стоял бутыль с наливкой. Бандит прямо с горла стал вливать её в себя, выпустив из поля зрения пленницу. Именно в этот момент Ольга и решилась прыгнуть в окно. Она бросилась к проёму, но бандит отреагировал на резкое движение мгновенно. Он машинально развернулся и всадил пулю в спину Ольги, которой не хватило доли секунды, чтобы оказаться на свободе.

Милиционеры прекрасно поняли, что произошло в комнате и уже готовы были к штурму, но Митьков не хотел рисковать жизнями своих подчинённых и хотел выкурить преступника из квартиры. По приказу Митькова соседи принесли тряпьё. Тут же во дворе нарубали веток и намотали на них тряпки, пропитанные мазутом. По команде Митькова в окно один за другим полетели горящие факелы, заполняя комнату едким дымом.

Сначала Буданов метался по комнате, выбрасывая факелы в окно, но пока он находил один, в окно залетал следующий. К оконному проёму он подойти боялся – знал, что пристрелят. Поэтому некоторые факелы оказались вне зоны его досягаемости. Очень быстро комната превратилась в газовую камеру и налётчик, и без того захмелевший от наливки, стал терять ориентацию. Он сел на пол, закрыл лицо мокрой простынёй и напряжённо искал выход из положения, прижимая к груди саквояж.

И всё же загнанный бандит решился на решающий бросок. Прыгать в окно под пули милиционеров было полнейшим безумием. И Буданов решил пробиваться через коридор, а далее в подъезд, на верхние этажи. Он надеялся уйти через крыши или попытаться взять ещё одного заложника. Но Митьков просчитал бандита и лично ждал его появления.

Как только бандит появился в коридоре, Митьков коршуном набросился на него, провёл удушающий приём и выбил из рук пистолет. Тут же подбежал ещё один оперативник, но майор жестом его остановил – у него были свои личные счёты с преступником. Митьков испепеляющим взглядом смотрел в глаза бывшего подчинённого, а потом прошептал:
— Сука же ты, Буданов! – после чего от души впечатал кулак в подбородок, вложив в силу удара все 7 лет лагерей.

Военным трибуналом МВД по Кировоградской области Буданов Андрей Фадеевич был приговорён к высшей мере наказания. Но в силу Указа Президиума Верховного совета СССР от 26 мая 1947 года «Об отмене смертной казни» эта мера наказания ему бала заменена 25 годами лишения свободы.

Рассказ написан по материалам НТН.

Читайте также:

Уничтожить всех воров. Рассказ. Часть 2.

Женщина как мужик

Attach — 3

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *