Возмездие

Рассказ Возмездие

Ограбление

Вежливый улыбчивый посетитель Кировоградского ювелирного магазина осматривал драгоценности уже минут 10. По словам мужчины, его невеста – юная романтическая особа. Поэтому требуется кольцо соответствующее ей – маленькое и скромное. Продавщица Нона Нудьга отвернулась, чтобы достать шкатулку с кольцами, а когда повернулась к прилавку и подняла глаза, в глаза ей глядело чёрное, как цыганский зрачок, дуло потёртого ТТ. 

— Главное без шума, детка! — сказал жених и бросил на стол саквояж – Быстро рыжьё сюда!
Продавщица кивнула, и начала дрожащей рукой перекладывать украшения с прилавка в саквояж. Вор забрал из кассы 324 рубля, все золотые и серебряные изделия на сумму 111 тысяч рублей. Потом снова приставил девушке пистолет к виску:
— 10 минут лежать и не вякать!
— Ясно, – ответила Нона, не поднимая головы. Но как только налётчик вышел из магазина, девушка начала кричать и звать на помощь.

Погоня

И вот тут случилось невероятное – обычные прохожие не отвели стыдливо глаза в сторону и не сделали вид, что спешат по своим делам, а стали преследовать грабителя. В оперативной сводке Кировоградского УГРО зафиксировано следующее: «Прохожие, рабочие фабрики «Красная звезда» отозвались на крики продавщицы и погнались за вором, не дожидаясь приезда милиции. Налётчик бежал без остановки почти до самой окраины Кировограда. В парке грабителю удалось оторваться на несколько сот метров. Он юркнул в подъезд дома и спрятался под лестницей. Это был бывший сотрудник НКВД Андрей Буданов.


Буданов

  • Буданов Андрей Фадеевич. 1917 года рождения, участник войны. Комиссован из армии в 42-м году по инвалидности. После войны работал в оперативном отделе херсонского НКВД. Используя служебные полномочия и подложные документы, занимался вымогательством и грабежами простых граждан.

Вжимаясь в темноту подлестничного пространства, Буданов слышал крики, несущейся мимо погони. Но тут дверь в подъезд открылась, и кто-то заглянул под лестницу. Вор изо всех сил вжался в стенку, стараясь не дышать. Преследователь долго всматривался в темноту, однако не уловил ничего подозрительного и побежал догонять остальных. Бандит выдохнул и сполз по стенке, прижимая к себе саквояж. Через минуту послышался вой милицейской сирены, означавшей, что выход на улицу для Буданова закрыт. И тут его взгляд упёрся в неприметную дверь, на которой висел массивный амбарный замок. Решение пришло мгновенно. Буданов, дрожащими от волнения руками, извлёк связку отмычек и вскоре допотопный замок поддался.

Вопреки ожиданиям бандита, что дверь ведёт в подвал и можно будет спокойно пройти под домом и выйти с другой стороны здания, Буданов оказался в коммунальном коридоре. Он стал по очереди дёргать за ручки. Одна из квартир оказалась не заперта. Грабитель достал пистолет и тихо проник в проём двери. Он профессиональным взглядом осмотрел жилище и начал действовать.


Заложник

Ольга Кусько собиралась на работу после обеденного перерыва, когда к ней в комнату ворвался мужчина и приставил оружие ко лбу. Женщина пыталась закричать, но мужчина закрыл ей рот ладонью и велел снять пояс. Он скрутил ей руки и связал их за спиной. Ольга вырывалась и пыталась позвать помощь. Бандит ударил наотмашь, пригрозив, что «ещё один звук, и пристрелит сразу». Он схватил первую попавшуюся тряпку и соорудил из неё нечто вроде кляпа и для надёжности заткнул жертве рот. После чего принялся стаскивать к двери домашнюю мебель, чтобы как следует забаррикадироваться.

Западня

Сначала Буданов не собирался задерживаться в квартире-западне. Уже хотел выпрыгнуть в окно – всего-то первый этаж. Но тишину двора нарушили милицейские свистки и крики милиционеров. Путь к отступлению был закрыт. Оперативная группа опросила граждан, преследовавших вора и довольно быстро вычислила дом, где скрылся Буданов. Далее в подъезде обнаружили открытую дверь, рядом валялся старый замок со свежими царапинами. Вышедшие на шум соседи Ольги рассказали милиционерам про странный грохот в её квартире. Как будто бы там двигали мебель.

Операцией командовал оперуполномоченный Кировоградского УГРО майор Митьков
— Откройте, милиция! – майор постучал в двери Ольги Кусько, но никто не открыл. Майор припал ухом к двери и ясно расслышал женский стон, за которым последовал удар, и на пол рухнуло что-то тяжёлое. Майор скомандовал: «Ломайте, ребята!», и отошёл. Милиционеры навалились на дверь – пытались её выбить и ногами, и плечами, но сваленная изнутри мебель крепко держала створки. Майор принял решение взять преступника штурмом.

Рассказ основан на реальных событиях.

В Кировограде увеличилось количество нераскрытых преступлений, за что личный состав уголовного розыска не раз получал нагоняй от начальства. Поэтому успех этой операции был делом чести для Митькова. Он недавно отсидел 7 лет по ложному доносу и прошёл всего год после его реабилитации. Да и в милицию его взяли не в родном Херсоне, а в Кировограде. Поэтому провалить дело он не имел права.

Митьков

  • Митьков Михаил Кузьмич. 1910-го года рождения. Воевал на втором Украинском фронте, дошёл до Берлина. После войны работал следователем в Херсонском НКВД. В 1947 году осуждён по ложному обвинению, разжалован. В 1954 году реабилитирован, восстановлен в звании майора.

Облога

Майор жестами отдавал последние распоряжения и расставлял людей на позиции. Дом был полностью окружён. Когда все были готовы, Митьков прокричал в рупор: «Вы окружены! Сдавайтесь! Выходите с поднятыми руками!». Внезапно окно открылось, и оттуда начали стрелять. В ответ оперативники также открыли огонь.
— Прекратить стрельбу! – кричал майор. Стрелять по окнам было опасно – была вероятность ранить хозяйку, которая, по словам соседей, находилась в квартире.

А в это время взбешённый Буданов метался по комнате и злился сам на себя, что открыл этот панический огонь – нервы шалят, а патроны надо беречь. Если погибать, то нужно по дороже продать свою жизнь. Он подбежал к телу хозяйки и пнул её ногой. Ольга застонала. Буданов принялся хлестать по щекам. Когда хозяйка начала подавать признаки жизни, он схватил её за плечи и заставил встать. Угрожая пистолетом, вор потащил девушку к окну.
— Я пристрелю её раньше, чем вы успеете нажать на курок, – крикнул бандит, прикрываясь жертвой, как живым щитом.
— Тебе не уйти! Дом окружён! Сдавайся! – требовал майор, пытаясь разглядеть лицо бандита.

— А хрен тебе! Если через 10 минут под окном не будет стоять машина с полным баком бензина, пристрелю её как собаку!
За рыдающей заложницей его почти не было видно, но голос вора показался майору до боли знакомым. А когда в проёме мелькнуло лицо преступника, майор не поверил своим глазам – в оконном проёме стоял его бывший коллега по херсонскому НКВД старший лейтенант Андрей Буданов, неожиданно пропавший ещё в 1946 году. Или, во всяком случае, человек очень похожий на него.

Было совершенно очевидно, что у Буданова не стабильная психика и его действия не предсказуемы. Кировоградская милиция впервые столкнулась с такой ситуацией. В те годы ещё не было методики борьбы с терроризмом. Да и терроризм как таковой отсутствовал. Митьков оказался перед сложным выбором: пожертвовать заложницей и задержать преступника или пойти на требования грабителя. С другой стороны не было никакой гарантии, что Буданов оставит заложницу в живых, добравшись до безопасного места.

Родинка

На место операции по просьбе майора доставили продавщицу из ограбленного ювелирного магазина. Митьков расспрашивал потерпевшую. Ни точная сумма похищенного, ни детали налёта его сейчас не интересовали. Он требовал одного – описать как можно детальнее внешность преступника. Нона Нудьга подробнейшим образом описала налётчика. Это был мужчина лет 40-ка, средней комплекции, говорил очень вежливо. А главное – на правой щеке у него была крупная родинка. Сомнений не оставалось – описание полностью совпадало с внешностью бывшего НКВДиста Буданова.

Детство

Андрей Буданов начал воровать ещё в школе. Однажды в его портфеле нашли кошелёк одноклассника и тот, обнаружив пропажу, пожаловался директору. Тогда дело замяли – отец Буданова, директор заводской столовой, бесплатно отремонтировал школу. С началом Второй мировой войны Буданов был призван на фронт, где уже через пол года купил себе инвалидность и был уволен из армии. В 1943 году он поступил на службу в органы внутренних дел. Работал в Новгородковском и Подвысотском районных отделах НКВД. А в 1946 году переведён на оперативную должность в отдел борьбы с бандитизмом в Херсонской области.

Голод

После войны Украина пережила третий по счёту искусственный голод. Именно во время голода начался карьерный рост Буданова. В 46-м партия поставила Украине невыполнимый план хлебозаготовок – 5,5 млн.тонн хлеба. В октябре того же года свыше 3,5 млн. людей в Украине были сняты со снабжения по хлебным карточкам. В сёлах начался массовый голод. Колхозники Киевской области получали не более 150 гр. зерна за трудодень. В других областях этот показатель равнялся 50-100 гр., а часто за трудодни вообще не получали ни хлеба ни денег. В этих условиях самым распространённым видом преступлений стало хищение зерна. Вновь вошёл в силу «закон о трёх колосках», когда за расхищение социалистической собственности – даже нескольких колосков предусматривались огромные сроки вплоть до расстрела. Только в 46-м году на Украине по закону о трёх колосках возбуждено более 10 тыс. уголовных дел.

Мразь

Буданов начал работать в составе бригады контроля. Суть их деятельности сводилась к изобличению расхитителей государственной собственности, то есть – голодных крестьян. Бригады выезжали в колхозы, где контролировали работу на поле. Обычно приезд в село такой бригады контроля сопровождался пьянками и забавами с местными девками. Никто и пикнуть не смел против сотрудников всесильного ведомства. Буданов же редко участвовал в оргиях. Он отправлялся на охоту. Обычно Буданов прятался в придорожном кустарнике неподалёку от поля и вёл тайное наблюдение. Однажды он заметил женщину, которая как тень брела с поля. Она придерживала фуфайку, как будто что-то прятала. Буданов неожиданно выскочил на дорогу:
— Стоять! – закричал оперативник и направил пистолет.
– Что там у вас гражданочка? Добро народное воруем? А ну руки вверх! Живо! – женщина не повиновалась, продолжая стоять, опустив голову. Буданов подошёл и силой развёл руки женщины в стороны. На землю упал узелок с колосками пшеницы.
– Не хорошо-то как, у родной власти хлеб воруем! – он хищно улыбнулся и растоптал колоски сапогом. Он был доволен – план на сегодня выполнен.

УССР

Голод становился массовым. Через год на юге Украины было зарегистрировано более 300 000 дистрофиков, около 1 000 000 человек умерли от голода. Но вместо снижения нереальный план хлебозаготовок был повышен – зерно требовалось партии для экспорта в Европу. Ближайшее окружение Сталина – Каганович, Молотов, Маленков усматривали в не выполнении плана не недород, а неудовлетворительную работу партийных организаций. И конкретно – председателей колхозов. Их обвиняли в саботаже и хищениях. Такого рода обвинения вызвали репрессии. Чёрную работу – аресты, обыски, расстрелы выполняли молодые верные партии сотрудники, такие как Буданов. За год работы в Херсонском областном ОББ Буданов ни разу не вернулся с задания с пустыми руками. На верху оценили его рвение и, повысив в звании, перевели в центр, в Херсон, в подчинение к старшему следователю майору Митькову Михаилу Кузьмичу.

Вражда

Митькову Буданов не понравился с первого взгляда. Раздражала его угодливость и хамоватая улыбка. Но отдел остро нуждался в оперативниках, а послужной список нового сотрудника впечатлял. Однажды, после ареста очередного «врага партии и народа» Митьков вызвал Буданова на ковёр. Майор строго спросил, почему арестованный председатель колхоза «Красное поле» оказался настолько избит, что не мог на следствии не то что говорить, но и стоять самостоятельно. Буданов оправдывался, что, мол, тот оказывал сопротивление органам, и он просто дал понять, что власть надо любить. Митьков отчитал лейтенанта по полной. В ответ тот лишь виновато икнул и пошатнулся — к тому времени он уже начал спиваться.
— А ну дыхни – приказал майор. Тот перегнулся через стол и дыхнул. Митькова перекосило от ярости! – Ни сметь больше пить при исполнении! – и влепил подчинённому строгий выговор с занесением в личное дело.

Буданов и раньше недолюбливал майора, а после этого эпизода окончательно возненавидел. Он глубоко затаил обиду и теперь ждал удобного момента, чтобы отомстить майору. Уходить со службы Буданов даже не думал. Просто стал меньше попадаться на глаза придирчивому начальнику. В тот момент он был полностью поглощён своим новым замыслом быстрого обогащения, используя служебные полномочия.

Грабежи

В 47-м страна продолжала жить в страхе репрессий. Во многих квартирах стоял чемодан с тёплыми вещами, а жильцы холодели от страха, когда вечером во двор въезжала машина. Чёрный воронок был предвестником беды. Обыски среди ночи и аресты уже стали восприниматься как норма. Поэтому когда ночью раздавался стук в дверь, никому и в голову не приходило запереться или звонить в МГБ, с вопросом санкционирован ли обыск. Такая тактика ограбления была не новой. Ещё в первые месяцы после Октябрьской революции, её использовали бандиты, переодеваясь в форму чекистов. Главный упор делался на то, что жертва буквально цепенеет при виде людей в военной форме и не может здраво рассуждать. Ведь у каждого за спиной есть какой-нибудь грешок. Главное – не конкретизировать вину подозреваемого, а действовать нахраписто и нагло. Мол, всё известно про тебя, а рыпнешся – запросто пулю в пузо схлопочешь. И отдавали люди кровно заработанное. А если учесть, что это были сплошь завмаги и красные директора, то отдавали, как правило, ценности заработанные чужим горбом.

Шпрют

Когда парторг пищевого комбината Генриетта Адамовна Шпрют увидела на пороге человека в кожаном пальто, поняла сразу – кто-то таки на неё настучал. Гость грубо произнёс:
— Вы подозреваетесь в расхитительстве социалистической собственности. Вот ордер. – отодвинув женщину НКВДист приступил к обыску. Он собирал все драгоценности под ряд – украшения, серебряные подсвечники, столовое серебро. На робкие замечания хозяйки, что это, мол, личное имущество, офицер лишь отмахнулся – следствие разберётся! Далее гражданка Шпрют добровольно отдала 4000 рублей, которые Буданов приобщил к вещественным доказательствам. Пока он заполнял протокол, женщина успела одеться и собрать чемоданчик с личными вещами.
— А куда это вы собираетесь? – поинтересовался офицер – Надо будет, сами вызовем!

После обыска гражданки Шпрют Буданов отправился вовсе не в отдел по борьбе с бандитизмом, а к себе домой, в Батарейный переулок. Там, разложив драгоценности, он подсчитывал приблизительную стоимость. Этот обыск, как и многие предыдущие Буданов провёл по фальшивому ордеру. Изъятые ценности он сбывал знакомому перекупщику – в своё время НКВДист вывел теневика из-под следствия и теперь имел на него компромат. Так что, с этой стороны разоблачения он не боялся.

Ордер

Потыкав ручкой в дно чернильницы, Буданов придвинул к себе чистый бланк. Работая в спецотделе НКВД он имел неограниченный доступ к таким бланкам и потихоньку их воровал. Затем дома по ночам заполнял. И финальный штрих – печать! За фальшивую печать Буданов выложил две своих зарплаты. В этом ему помог знакомый перекупщик. Сам же Буданов не светился перед автором подделки. Жертвы, которых «ощасливил» своим визитом Буданов не решались обращаться в органы. Когда через неделю-другую они обнаруживали, что всё ещё живы и свободны, то были счастливы, что отделались побрякушками. Обычно люди приходили к выводу, что про них забыли и напоминать про себя органам не собирались.

Разоблачение

Но Генриетта Адамовна Шпрют была не простой гражданкой – она сама активно сотрудничала с органами, как парторг пищевого комбината. К тому же, воровать муку на работе не могла по причине того, что просто не имела доступа к производству. Её дело – сбор взносов и бумажная работа. Поэтому, уже на третий день, оправившись от первоначального потрясения после ночного обыска, она решила вернуть свои деньги и драгоценности. Дама отправилась прямиком на приём к зам.начальнику Херсонского ОББ майору Митькову. В коридоре около кабинета в очереди её и заметил Буданов. Он быстро просчитал ситуацию и решил срочно бежать из города.

Побег

В своей квартире он быстро извлёк из тайника драгоценности, деньги и пару поддельных паспортов и служебных удостоверений сотрудника милиции. Буданов сделал их давно – он был далеко не дурак, и просчитывал варианты бегства из города и перехода на нелегальное положение. И вот, это время настало! Также в вещмешок он сложил форму и верный ТТ-шник.

На приёме у Митькова гражданка Шпрют заявила, что готова добровольно сотрудничать со следствием.
— С каким следствием? По какому делу? – переспросил Митьков.
— Ну, как же, вы же меня подозреваете в расхитительстве муки на пищевом комбинате. – следователь нахмурился, пытаясь вспомнить это дело, но так и не смог.
— Вы что-то видимо перепутали. Нет такого дела.
— А как же обыск? — настаивала мадам Шпрют – вы же у меня всё до последней нитки отобрали! – и женщина рассказала про ночного визитёра. Фамилию оперативника она не рассмотрела, но точно описала внешность. Большая чёрная родинка на щеке указывала на Буданова.

Доносы

По роковому стечению обстоятельств, майор не смог привлечь старшего лейтенанта Буданова к ответственности и дать делу ход. Уже на следующий день он сам оказался за решёткой. Нужно отметить, что Буданов давно и регулярно строчил доносы на Митькова. Этим опусам мог бы позавидовать даже член Союза литераторов. С докладных следовало, что майор Митьков состоит в сговоре с расхитителями и тайно перепродаёт награбленное колхозное зерно, а также покрывает отдельных спекулянтов и проворовавшихся партработников.

Арест

Во время обыска в общую кучу полетели и заявления гражданки Шпрют, и рапорт майора на Буданова. Но следователь, который вёл дело на Митькова, попросту не обратил на них никакого внимания. Он был всецело увлечён шитьём дела антисоветчику Митькову. После допросов и пыток майора приговорили к 10 годам лагерей. Последние 7 лет Митьков отсидел под Норильском, а Буданов разъезжал по городам Украины, совершая кражи и другие преступления.

Сейчас именно этот человек, теперь уже вор и налётчик шантажировал Михаила Митькова.
— Буданов, я знаю, это ты! Отпусти заложницу и я отпущу тебя.
— Кузьмич? – спросил преступник, хотя давно узнал бывшего начальника.
– А ты что на свободе делаешь? Ты же сидеть должен!
— Выходи, расскажу! – тянул время Митьков.
— А ты хоть знаешь, что это я настрочил на тебя телегу, начальничек хренов! – дразнил милиционера Буданов. Митьков сжал кулаки, вспоминая 7 лет лагерей.

Амнистия

Амнистию объявил ещё Лаврентий Павлович в 1953 году. Но только через год, в 54-м, когда Хрущёв занял лидирующее положение в государственной верхушке, началась массовая юридическая реабилитация. Тогда приступила к работе Центральная комиссия по пересмотру дел, осуждённых за контрреволюционные преступления, которые возглавил Поспелов. В 1954-1955 годах было досрочно освобождено 88000 человек, отбывавших наказание именно за политические, а не за уголовные преступления. Среди них был и майор Митьков. Он был полностью восстановлен в звании и правах, однако судимость чёрным пятном легла на его биографию. В Херсон на работу его не взяли под предлогом избытка кадров. А помог фронтовой друг, возглавлявший Кировоградское УГРО. Он лично поручился за Митькова областному начальству.

Убийство заложника

Буданов метался по комнате. Он уже не просто нервничал, он был на грани истерики. Нужно срочно искать выход из положения, но мысли путались. Стакан водки, а лучше спирта сейчас поможет как никогда.
— Где водка? – прорычал он и приставил пистолет хозяйке к подбородку. Та показала глазами на буфет, где стоял бутыль с наливкой. Бандит прямо с горла стал вливать её в себя, выпустив из поля зрения пленницу. Именно в этот момент Ольга и решилась прыгнуть в окно. Она бросилась к проёму, но бандит отреагировал на резкое движение мгновенно. Он машинально развернулся и всадил пулю в спину Ольги, которой не хватило доли секунды, чтобы оказаться на свободе.

Дым

Милиционеры прекрасно поняли, что произошло в комнате и уже готовы были к штурму, но Митьков не хотел рисковать жизнями своих подчинённых и хотел выкурить преступника из квартиры. По приказу Митькова соседи принесли тряпьё. Тут же во дворе нарубали веток и намотали на них тряпки, пропитанные мазутом. По команде Митькова в окно один за другим полетели горящие факелы, заполняя комнату едким дымом.

Сначала Буданов метался по комнате, выбрасывая факелы в окно, но пока он находил один, в окно залетал следующий. К оконному проёму он подойти боялся – знал, что пристрелят. Поэтому некоторые факелы оказались вне зоны его досягаемости. Очень быстро комната превратилась в газовую камеру и налётчик, и без того захмелевший от наливки, стал терять ориентацию. Он сел на пол, закрыл лицо мокрой простынёй и напряжённо искал выход из положения, прижимая к груди саквояж.

И всё же загнанный бандит решился на решающий бросок. Прыгать в окно под пули милиционеров было полнейшим безумием. И Буданов решил пробиваться через коридор, а далее в подъезд, на верхние этажи. Он надеялся уйти через крыши или попытаться взять ещё одного заложника. Но Митьков просчитал бандита и лично ждал его появления.

Задержание

Как только бандит появился в коридоре, Митьков коршуном набросился на него, провёл удушающий приём и выбил из рук пистолет. Тут же подбежал ещё один оперативник, но майор жестом его остановил – у него были свои личные счёты с преступником. Митьков испепеляющим взглядом смотрел в глаза бывшего подчинённого, а потом прошептал:
— Сука же ты, Буданов! – после чего от души впечатал кулак в подбородок, вложив в силу удара все 7 лет лагерей.

Возмездие

Военным трибуналом МВД по Кировоградской области Буданов Андрей Фадеевич был приговорён к высшей мере наказания. Но в силу Указа Президиума Верховного совета СССР от 26 мая 1947 года «Об отмене смертной казни» эта мера наказания ему бала заменена 25 годами лишения свободы.

Рассказ написан по материалам НТН.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *