Снайпер. Невидимое оружие. Рассказ. Часть 2.

Рассказ СнайперПродолжение рассказа. Начало см. в Часть 1.

Нужно отметить, что в предвоенные годы в СССР стрелковое дело было было поставлено на поток. Им практически были охвачены широкие слои населения всей страны, особенно молодёжь. Около 2-х миллионов парней и девушек закончили стрелковые курсы на отлично. Но настоящий должен уметь не только метко стрелять, но и хорошо маскироваться! Снайперы, набранные из сибирских стрелков и восточных народностей — нанайцы, нивхи, якуты чувствовали природу и на расстоянии ощущали изменения в ней. 

На фронте они держали на заметке все искусственно сделанные понижения в обороне противника, зная, что именно там рано или поздно должен высунуться. Именно таким потомственным таёжным охотником и был Игорь Волков. Внимательно вглядевшись в глаза учеников, неожиданно свалившихся на его голову, старшина скомандовал:
— К стрельбе с упора лёжа готовсь!
Куцеев и Сергеев бухнулись на землю и произвели по очереди выстрелы в бумажную мишень. Обе пули кучно легли в середину круга.
— Ну, как, товарищ старшина, сгодится такой результат? — весело спросил Куцеев. Но Волков лишь отмахнулся:
— По банкам да по бумажкам каждый дурень палить сможет! Сейчас я вам настоящий экзамен проведу!
Отмерив около 150-ти шагов, Волков нацепил на тонкий прутик спичечный коробок.



— Ну, а вот теперь, орлы, в эту цель попадите! Пли!
В этот раз выпущенные пули не достигли цели.
— Так витрюган какой! — воскликнул вспыльчивый Куцеев — да и голова у немца-то в несколько раз больше. Издеваетесь, да?
Не сказав ни слова, Волков вскинул винтовку и практически не целясь выстрелил — спичечный коробок разлетелся в дребезги!
— Вот так нужно стрелять! А тебе Куцеев — последнее предупреждение! Ещё раз вякнешь — отстраню. Запомните, спокойствие и хладнокровность — главное оружие снайпера. Начнёшь ёрзать, дёргаться — получишь пулю в лоб! Ну, теперь, хлопчики, приступим к настоящей учёбе.
Практически целый день Волков рассказывал бойцам о премудростях снайперского искусства, заставляя неподвижно лежать под палящим солнцем.
— Терпение, и ещё раз терпение! Вот вы морды не смазали грязью, теперь вас комар и мошка донимать будут по-чёрному. А бывало лежишь в поле, а по тебе там мыши ползают, муравьишки в самые сокровенные места залазят.

В довоенной практике подготовки снайперов было одно необычное задание — курсантов заставляли часами наблюдать за рабочими на стройке с довольно большого расстояния. О содержании разговора рабочих нам надо было догадаться по артикуляции губ и по жестам. Это колоссально развивало, так называемую, аудио-визуальную наблюдательность и позволяла снайперу изучить закономерность поведения человека и систему его передвижений в замкнутом пространстве.



Всю следующую неделю солдаты из соседних частей прибегали на лесную опушку, где Волков проводил обучение и издалека наблюдали за диковинными упражнениями. Куцеев и Сергеев часами лежали и прислушивались к механизмам карманных часов, постепенно отодвигая их от себя. Таким образом Волков прививал им слуховое внимание.
— О, а теперь будем учиться слушать землю. — Потомственный охотник достал малую сапёрную лопатку, воткнул её в землю и приложил ухо к черенку. — Слышимость — до километра! В условиях охоты — незаменимая вещь. Но есть и другой способ — можно в грунт закопать наполовину заполненную водой флягу, а в горлышко вставляешь резиновую трубочку, а другой конец трубочки вставляешь в ухо и слушаешь.

Ещё пару дней обучения Волков посвятил скрытному передвижению:
— В нашем деле главное — выбрать позицию лучше, чем у противника, скрытно к нему подойти, ходить по ветру, как говорил мой дед, великая наука! Далее Волков рассказал, что в густой растительности при порывах ветра можно с движением веток или травы практически не заметно для противника, продвинуться на величину вот этого самого колыхания. Утих ветер, и вы затаились — дождитесь нового порыва ветра и ещё продвиньтесь с колышущимися веточками. Пусть медленно, зато наверняка. Вот, а теперь, что касается самого выстрела.

Лицо Куцеева расплылось в улыбке:
— Хых, наконец-то, а то уж руки чешутся.
Но напоровшись на суровый взгляд Волкова боец притих.
— Так вот! Офицера надо бить наповал, а солдата можно и подранить, чтобы он своим криком привлёк товарищей. Гляди какой олух кинется ему помогать, так вы его первого валите, а уж потом раненного. По-научному это называется снайперский террор. Вас противник должен бояться, до икоты!

Рассказ основан на реальных событиях.

Термин «снайперский террор» прочно вошёл в лексикон советских стрелков с первых же дней войны. Командование отводило этому психологическому приёму особое значение — противника нужно отучить ходить в полных рост. Надо заставить его ползать на животе по канавам и ложбинам. Противника нужно приучить к мысли, что опасно даже на миг высунуться из траншеи. Противнику нужно испортить настроение, с утра убив неосторожно подставившегося полусонного часового.

Такие вещи надо делать ежедневно c конкретным результатом — жестокая непреклонность деморализует противника. А теперь вернёмся к спичечному коробку, — скомандовал Волков.
— Если не продырявите его — грошь цена всей учёбе. Первый Куцеев.
Как только боец занял позицию, Волков тихо сказал:
— Сперва приведи в норму дыхание. Сделай несколько спокойных глубоких вдохов и выдохов, чтобы организм набрался кислорода. Теперь, задержи дыхание секунд на 10 и дожимай курок.
Последние слова Волкова совпали с глухим выстрелом.
— Попал, товарищ старшина! Ей Богу, попал, — чуть ли не в пляс пустился Куцеев за что тут же получил от наставника звонкий подзатыльник:
— Сколько раз говорил: спокойствие и ещё раз спокойствие! Представляю, какую свистопляску ты устроишь, когда настоящего немца завалишь! Теперь Сергеев, только тебе задачка посложнее досталась — из-за куста будешь вести огонь.

Такая методика стрельбы у снайперов называется «Эссектум гардинэ» — стрелок располагается в 3-х метрах за линией кустов. Ближе располагаться нельзя иначе от выхлопа выстрела неминуемо закачаются ветки и это выдаст месторасположение снайпера. Позицию желательно занимать с фланга от противника — так лучше открываются изгибы траншеи и ходов сообщения. А сам снайпер, при ведении такого косого флангового огня, менее заметен с фронтальных позиций противником. Идеальной позицией считается, так называемая, высотка — крыша, чердак, дерево.

После того как и Сергеев справился с задачей на отлично, поразив цель, Волков приступил к главному:
— Ну, всё, к свободной охоте вы готовы. Завтра спозаранку, пока немцы ещё нежатся в блиндажах, мы выйдем на позицию. Действовать только по моему приказу! Никакой самодеятельности! — Оставшуюся часть занятия Волков посвятил повторению знаковых жестов, которыми общаются снайперы во время вылазки.
— Чтобы я не слышал ни единого словечка! Даже шепот в лесу слышно за несколько сот метров. Перед отбоем ещё раз проштудировать записи!

Продолжение читайте: «Снайпер. Невидимое оружие. Рассказ. Часть 3.«.

Рассказ написан по материалам НТН.

Читайте также:

«Выращивание картофеля — 3»

«Подлость«

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *