Разведка. Боевой дозор. Часть 2

Рассказ: разведка.Продолжение рассказа. Начало см. в Часть 1.

Уже через 10 минут сведения, переданные группой Мусиенко, лежали на столе у полковника Ивашкевича.
— Ай да, молодцы! Ух, разведчики! Без потерь идут! — схватив телефонную трубку, Ивашкевич передал в штаб фронта координаты минных полей. Ну, а тем временем, в район Минска начали прибывать немецкие подвижные резервы, изъятые главным образом из войск, действующих на Украине. Особую угрозу представляла 5-я танковая дивизия Деккера. Несколько месяцев она не участвовала в боях и была укомплектована практически до штатной численности. Именно эта дивизия оказала яростное сопротивление во время форсирования Березины советскими войсками, но из-за слабой поддержки пехоты, ей пришлось отступить к Борисову, где она и была добита конно-механизированной группой Осликовского. Таким образом, был взломан последний рубеж на пути к Минску. Вермахт понёс серьёзные потери, причём доля пленных была очень значительной. Заявки штаба белорусских фронтов включали более 22000 убитых и более 13000 пленных немецких солдат. 

Во время короткого совещания, разведчики решали не простую задачу. Мусиенко, как командир, хотел вести группу в обход, но Мохов и Данелия убеждали старшину рвануть через минные поля, которые отметил на карте капрал.
— Они же практически не охраняются. Фрицы сами их обходят десятой дорогой, чтоб не подорваться. Сколько времени сэкономим, товарищ старшина.
Эти доводы окончательно убедили Мусиенко и вскоре разведчики по-пластунски продолжили путь к следующей точке маршрута. Первым полз Данелия, обследуя каждый сантиметр земли.
— Вот ишаки, сколько мин понасовали! Новенькие, нажимные, мне с такими ещё не приходилось иметь дело!
Аккуратно минуя препятствия, разведчики преодолели самый опасный участок.



Мусиенко с радостью отметил, что группа идёт с огромным опережением графика.
— Всё, ребята, баста! Обед, короткий сон, и снова в путь.
Данелия и Мохов тут же повалились в траву.
— Что, молодёжь, умаялись? — Мусиенко усмехнулся, вскрывая банку с тушёнкой. — Салаги! До старой гвардии вам ещё как до неба рачки.
Двое суток разведгруппа Мусиенко шла в авангарде советского наступления, сообщая важнейшую информацию и корректируя действия войсковых соединений. К исходу второго дня в дивизионную разведку отправилась одна из самых важных радиограмм: «Немцы в панике бросают технику и спешно отступают». В штабе белорусских фронтов поняли, что переломный момент в битве наступил и теперь нужно только дожать противника. Эта информация быстро распространилась среди солдат и офицеров, и фронт с удвоенной силой бросился на врага.

К деревне Михновичи разведчики вышли к утру. Там уже полным ходом шла подготовка к отступлению — солдаты таскали какие-то ящики и загружали их в кузов машины. Мусиенко повёл биноклем в сторону и увидел возле одной из хат любопытную картину: холёный немец в полковничьем кителе метал громы и молнии, отдавая приказы своему адъютанту. Когда тот убежал, полковник нервно посмотрел на часы и быстро стал складывать в портфель какие-то документы. Мусиенко сразу отметил, что офицер — важная птица. Старшина жестом дал знак подчинённым произвести захват полковника.
— Главное, документы заберите!
Мохов и Данелия юркнули в кусты. Мусиенко с гордостью отметил, что ни один листик не шелохнулся.



— Хорошо я вас учил, — прошептал старшина и припал к окуляру бинокля. А во дворе деревенского дома события вступили в заключительную фазу. Уловивший какое-то движение справа, полковник Карл Панвиц поднял глаза и к своему ужасу увидел перед собой улыбающегося русского солдата в маскхалате. Мохов поднял палец к губам и прошептал по-немецки, чтобы офицер не поднимал шума. Не ожидавший такой наглости Панвиц дёрнулся и в следующую секунду был сбит мощным ударом приклада. Данелия тут же схватил офицера за шкирки и потащил в кусты. Мусиенко до хруста сжал кулаки.

Рассказ основан на реальных событиях.

— Скорее, ребятки! — старшина с тревогой наблюдал, как Мохов бросает в портфель документы полковника. И в этот момент во дворе появился адъютант. В руках он держал поднос с дымящимся кофе. Ни один мускул не дрогнул на лице Мохова. С хищной улыбкой он подскочил к ошалевшему немцу, взял чашку кофе, после чего нанёс молниеносный удар ножом в горло. Сделав небольшой глоток, разведчик выплюнул горький напиток и схватив портфель, скрылся в кустах. Мусиенко еле подавил улыбку:
— Вот циркач! Ну ничего, вернёмся. Я тебе такого кофею покажу! Клоун нещасный.
После того, как пленного полковника оттащили подальше в лес, Мохов приступил к допросу. Но, как только Данелия вытащил кляп, офицер начал изрыгать проклятия. Сильный тычок в солнечное сплетение немного успокоил гитлеровца. Ну, а пока тот приходил в себя, Мусиенко подмигнул Данелия. Не говоря ни слова, грузин скорчил страшное лицо и рванул из-за пояса нож. Вид холодного клинка и обезумевшего лица солдата, окончательно вывели из себя полковника и он медленно, пытаясь сохранить остатки достоинства, рассказал, что является военным инженером.
— Я — Карл Панвиц. Сразу хочу сказать, что не воевал с Красной армией. Прибыл в Белоруссию из Берлина. На восточном фронте наш отдел проводит испытание артиллерийского орудия дальнего действия, если это о чём-то вам говорит, — скептически обвёл взглядом Панвиц разведчиков, но напоровшись на оскал Данелия тут же умолк.
Мусиенко даже присвистнул от такого известия. Старшина понимал, что взяли важную персону. Это не обычный фронтовой офицер, владеющий информацией только о своём участке, а разработчик новейшего оружия из Берлина и его, кровь из носу, нужно живым доставить в штаб дивизии. Окончательно убедил в своём решении Мусиенко фотоснимок, найденный Данелией в портфеле Панвица. На нём сам Адольф Гитлер жал руку полковнику. После короткого совещания было решено, что в рейде останется Мохов, а Мусиенко и Данелия доставят пленного в штаб. На прощание старшина сжал плечо Мохова:
— Только без фокусов, а? Затаись около какой-нибудь дороги и сообщай по рации о передвижении гитлеровских войск. На рожон не лезь!
Мусиенко и Данелия разделили поровну документы немецкого полковника, после чего на шею пленного набросили верёвку с петлёй. Панвиц снова зашёлся в проклятиях, что не позволит так обращаться с отпрыском рыцарей, но Данелия посильнее дёрнул верёвку и офицер заткнулся.
— Как барашку на заклание ведём, да, товарищ старшина?
После того, как боевые друзья скрылись из виду, Мохов тихо прошептал:
— Хоть бы дошли, в самое пекло попёрли!

Действительно, Мусиенко и Данелия предстояла крайне сложная задача, ведь группа оказалась в эпицентре событий и разведчикам предстояло пробраться сквозь оборону гитлеровцев, выйти навстречу наступающим войскам 2-го Украинского, и всё это под градом пуль, мощными артобстрелами и авианалётами. Задачу Мусиенко усложнял и тот факт, что разведчики не знали, как развиваются события на фронте и на какую глубину продвинулись наши войска. А успехи группировки белорусских фронтов были ошеломляющими. В ходе сокрушительного наступления, окружённая немецкая группировка, предпринимала отчаянные попытки вырваться из котла. Но поскольку всё управление 4-й армии, включая командующего генерала Фонкипельскирха, спаслось бегством на Запад, разрозненные части были обречены на пленение.

Продолжение читайте: «Разведка. Боевой дозор. Часть 3.».

Рассказ написан по материалам НТН.

Читайте также: «Снайпер. Невидимое оружие. Рассказ. Часть 1.«

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *