Рассказ. Разведка. Боевой дозор. Часть 1.

Рассказ: разведка.Рассказ основан на реальных событиях.

После крушения в июне 44-го года северного и южного флангов под Витебском и Бобруйском, немецкая 4-я армия оказалась зажата между реками Друдь и Березина. Советские войска вышли на оперативный простор, а их основные удары были нацелены на столицу Белоруссии г. Минск. 28-го июня фельдмаршал Буш был отстранён от командования группой армий «Центр», а его место занял фельдмаршал Модель, являющийся признанным специалистом по оборонительным операциям. Модель сразу приказал перебросить под Минск свежие соединения Вермахта, в частности 4-ю, 5-ю и 12-ю танковые дивизии. Все понимали, что именно здесь произойдёт решающая битва за Белоруссию. 

Начальник разведки 158-й дивизии, входящей в состав 2-го Белорусского фронта, полковник Ивашкевич мрачным взглядом окинул троих разведчиков. Именно этих бойцов командование отобрало для выполнения важнейшего задания.
— Сынки, сразу хочу сказать, действовать вам придётся в самом пекле, как говорится, между двух огней, — полковник опустил глаза, — Так что, из рейда можете и не вернуться.
Действительно, разведгруппе Мусиенко предстояла опаснейшая вылазка в тыл врага. Полковник рассказ, что минское наступление запланировано на 29-е июня. Как только советские войска двинутся в атаку, разведчики должны вклиниться в оборонительную систему гитлеровцев, совершить бросок в глубь на 40-50 километров и по рации сообщать, что творится в тылу немцев. Такие боевые дозоры, группы по 3-5 человек формируются по всей линии фронта.
— Вы должны стать глазами и ушами штаба фронтов. — Ивашкевич вплотную подошёл к командиру разведчиков Мусиенко. — По возможности в бой не вступать, только слушать и наблюдать! Особое внимание обратить на передвижение танков, самоходок и артиллерии.
После того, как все нюансы предстоящего рейса за линию фронта были обговорены, Ивашкевич скомандовал:
— Всем сдать разведкнижки, пускай у меня побудут, надеюсь, будет что записать. После чего полковник пожал каждому из бойцов руку.
— Постарайтесь, ребятки, вернуться живыми. Ну, с Богом!



Так называемую, Памятную книжку, выдавали каждому разведчику. Туда вносили информацию о рейдах в тыл врага, взятых языках, ранениях, благодарностях, наградах. Эти данные своей подписью подтверждал командир разведроты и вышестоящее командование. В памятке старшины Мусиенко значилось 36 рейдов за линию фронта и 14 собственноручно взятых в плен гитлеровцев, в основном — офицеров. Не меньший боевой опыт имели Мохов и Данелия. Не зря эту группу уважительно прозвали «Ночные призраки».

29-го июня 1944 года в эфире послышался условный сигнал. Начался мощный артобстрел — загрохотали тяжёлые гаубицы, резко и отрывисто рвали воздух пушки мелких калибров. По штурмовым мостикам в брод и вплавь на лодках, плотах и брёвнах начали переправляться на западный берег Березины наши солдаты. Решающая битва за освобождение столицы Белоруссии г. Минск, вступила в завершающую фазу. На наблюдательный пункт поступили донесения, что штурмовые отряды овладели первой и второй траншеями обороны армии «Центр».

К моменту начала операции группа разведчиков Мусиенко уже форсировала Березино. Старшина сверился с часами, развернул карту.
— Так, пока всё идёт по плану. Ну что, соколики, пора и нам себя показать! Значится так, сейчас рвём километров 5 по направлению к этой дороге.
— Товарищ старшина, разрешите наблюдателя снять!
— Какого ещё наблюдателя? — не сразу понял Мусиенко. И Данелия показал немецкого корректировщика, который занял отличную позицию на дереве и сверху сообщал своему товарищу координаты наступающих.
— Риск большой, дружище! — отрицательно мотнул головой Мусиенко. — И немца не достанешь, и группу выдашь!
— Мамой клянусь, не промажу! — Данелия скорчил такую умоляющую физиономию, что командир лишь рукой махнул.
— Ну, ладно, давай джигит!
Данелия сверкнул белозубой улыбкой и прильнул к прицелу винтовки. Так продолжалось около минуты. Далее прозвучали два выстрела, и Данелия прошептал:
— В копеечку!
— Что, с первого выстрела не удалось «ганца» снять? — поддёрнул товарища Мохов. Но грузин лишь ухмыльнулся:
— Почему не удалось?! Удалось! Нужно было и второго немца снять.
Мусиенко скептически вскинул бинокль и действительно увидел два трупа.
— Ну, ты Геницвале и даёшь! — прошептал старшина и первым рванул в сторону леса.



Марш-бросок разведчики совершили в бешеном темпе. Мусиенко хорошо по карте изучил эти места, поэтому сейчас уверенно вёл подчинённых к первой цели — трассе Могилёв-Минск. Скомандовав «Привал!», командир взглянул на часы — уложились в полтора часа. Очень хороший результат! И сразу же разведчики заметили, что по направлению к линии фронта движется большая масса танков.
— Мохов, разворачивай рацию. Передавай в штаб дивизии, что первой отметки достигли. Также сообщи, что немцы бросили на передовую из резерва «Тигры» и «Пантеры». Тут же эта информация была закодирована и передана в штаб.

Ивашкевич, с нетерпением, ожидающий известий от боевого дозора, буквально выхватил из рук адъютанта первую весточку. Пробежав глазами шифровку и сверившись с картой, Ивашкевич схватился за трубку:
— В квадрате 33-12 замечена немецкая колонна танков! — орал полковник в трубку, пытаясь заглушить артиллерийскую канонаду. — Так точно, информация самая свежая!
Спустя несколько минут Мусиенко заорал как сумасшедший:
— Летят! Летят! Сейчас наши соколы дадут прикурить германцу.
Действительно, уже в следующую секунду из-за облаков вынырнула группа советских штурмовиков и принялась утюжить бомбами и расстреливать из пулемётов немецкие танки.
— Всё, ребята, рвём когти! Тут уж и без нас разберутся, — скомандовал Мусиенко, и разведчики снова углубились в лесную чащу.

Рассказ основан на реальных событиях.

Замеченная разведчиками танковая часть, согласно приказу генерала Атипельскирха, должна была прикрывать отступление 4-й армии Вермахта через реку Березино к Минску. Скопившиеся войска и тыловые учреждения пытались по единственному уцелевшему мосту перебраться на западный берег Березины под постоянными уничтожающими ударами штурмовиков и бомбардировщиков. Военная полиция самоустранилась от регулирования переправы. Кроме того, отступающие подвергались атакам партизан. Дополнительно ситуация усложнялась тем, что к отступающим присоединились многочисленные группы солдат из частей, разбитых на других участках. Даже из-под Витебска. По этим причинам переход через Березину шёл медленно и сопровождался большими жертвами. Нужно отметить, что нажим со стороны 2-го Белорусского фронта, находящегося прямо перед фронтом 4-й армии был незначителен, поскольку в планы ставки Верховного главнокомандования не входило изгнание противника из ловушки.

Через три часа группа Мусиенко ещё на 15 километров вклинилась в глубину немецкой обороны. Неожиданно Данелия, бежавший первым остановился и жестом показал командиру на двух гитлеровцев, которые возились около дороги — сапёрными лопатками рыли ямки и вкладывали туда противотанковые мины.
— Товарищ командир, эти шакалы минируют дорогу. Может, поговорим с ними по-мужски.
Глаза Данелия вспыхнули яростным огнём. Мусиенко быстро прикинул оперативную обстановку и тихо скомандовал:
— Солдата сразу в расход, а офицерчика живым взять.
Тут же Мохов и Данелия юркнули в разные стороны, заходя к немцам с флангов. Мусиенко с тревогой ожидал — смогут ли боевые товарищи взять «языка». Но опасения командира были напрасными. Данелия подполз к противнику на расстояние 3-4 метров и всадил десантный нож солдату прямо меж лопаток. Не издав ни звука, тот упал на землю. Пока офицер хлопал глазами, Мохов нанёс ему сокрушительный удар в висок и потащив врага в кусты. где засел Мусиенко.

После короткого допроса удалось выяснить, что подразделение, в котором служит капрал Витке, с самого утра получило приказ в спешном порядке минировать дороги. Мусиенко скомандовал Мохову, который выступал переводчиком:
— Пусть отметит на карте, какие дороги уже успели заминировать, а какие ещё предстоит.
Обезумевший от страха немец, дрожащим пальцем стал тыкать пальцем в карту, отмечая, где проходит цепочка минных полей.
— Мохов, готовь рацию! — отдал приказ Мусиенко. Пока радист готовился к сеансу и шифровал донесение в штаб, командир коротко кивнул Данелия. Тот понял без лишних слов, что нужно делать. Подойдя вплотную к капралу, который бухнулся на колени и начал, что-то умоляюще шептать, разведчик вонзил ему в горло десантный нож, после чего вытер его об китель Витке.
— Шакал трусливый, даже умереть как мужчина не смог.

Продолжение читайте: «Разведка. Боевой дозор. Часть 2.«.

Рассказ написан по материалам НТН.

Читайте также: «Снайпер. Невидимое оружие. Рассказ. Часть 1.«

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *