Особый отдел НКВД. Рассказ. Часть 3.

Рассказ-11Окончание рассказа. Начало см. в Часть 1 и Часть 2.

У лейтенанта в голове не укладывалось, где он мог перейти дорогу исполнителю приговоров трибунала! Никаких соприкосновений по службе у них не было.
— Чертовщина какая-то! – пробурчал Мальцев, беря в руки очередной документ.
Сначала буквы плыли перед глазами. Лейтенант читал рассеянно, не задумываясь о содержании. Но потом его как током пронзило. В тексте речь шла о том несчастном диверсанте, который сам сдался в плен. Только в рапорте Куприянов его выставил матёрым шпионом! 

Из рапорта. В результате умело проведённых оперативно-следственных мероприятий арестованный Пётр Жмаков был полностью изобличён в измене Родине. Пройдя курс обучения по военно-тактической разведке для сбора сведений о частях Советской армии в прифронтовой полосе, Жмаков трижды участвовал в подобных акциях, и каждый раз возвращался к немцам…



Глаза Мальцева недобро вспыхнули, когда он увидел в верхнем левом углу резолюцию, наложенную чьей-то твёрдой рукой: «Расстрелять! Приговор окончательный и обжалованию не подлежит!»
— Ерунда всё это! – вспыхнул как спичка лейтенант, — какой из этого Жмакова шпион, так, мелкая сошка! Ну и сволочь же этот Куприянов! Выслуживается, гад! Всё чужие ордена ему покоя не дают!
— Да-а, короче, фигня. Надо с этой тварью кончать, а? Сам понимаешь, в открытую этого делать нельзя. Тогда доносу придётся дать официальный ход. Да и фактов у нас маловато, что писульку эту сочинил Куприянов.
Игорь Владимирович отвёл взгляд в сторону и еле слышно процедил:
— На войне-то всякое случится может.
Поднявшись, капитан бросил прощальный взгляд на Мальцева:
— Ну, короче, не мне тебя учить!

Следующую неделю лейтенант Мальцев потратил на скрытное наблюдение за Куприяновым. Тот безвылазно находился в расположении комендантской роты, приводя приговоры трибунала в исполнение. Но два раза старший лейтенант всё же вырывался к одной такой миловидной барышне, которая работала прачкой в хозуправлении. Дорога к зазнобе проходила через лесочек. Именно в нём Фёдор и решил подстеречь доносчика.



Насвистывая какой-то немудрёный мотивчик, Куприянов торопился на свидание. Но амурным планам старшего лейтенанта помешал Мальцев. Он выскочил из-за дерева и со всей пролетарской ненавистью впечатал рукоятку пистолета мерзавцу в висок. Куприянов рухнул на землю без признаков жизни. И пока доносчик не пришёл в сознание, Мальцев связал ему руки, приготовленной заранее верёвкой, воткнул кляп в рот, после чего оттащил за ноги подальше в лес. Минут 5 понадобилось особисту, чтобы привести старлея в чувство. Открыв глаза, тот ошалело мотнул головой, пытаясь понять, что же произошло. Дрожащими от нервного волнения пальцами, Мальцев вытащил кляп и тихо прошептал прямо в лицо:
— Куприянов, сука! Один вопрос: за что?
Старший лейтенант попытался было рвануться, но получил болезненный тычок в солнечное сплетение.
— Ты что Мальцев, белены объелся?! О чём ты? – со спёртым дыханием просыпел Куприянов.
— О доносе, который ты настрочил на меня в штаб дивизии.
Исполнитель приговоров трибунала затрясся как осиновый лист. На своей шкуре ощутив, каково оно быть связанным и беспомощным. Он, брызжа слюной, начал доказывать, что никакого доноса на Мальцева не сочинял. Это какая-то ошибка! Но лейтенант пропустил слёзную тираду мимо ушей. В этот момент Фёдор лихорадочно соображал каким способом отправить на тот свет Куприянова. Решение пришло спонтанно, когда поблизости раздался хор лягушек. Мощным рывком оторвал Мальцев старлея от земли и поволок к речушке.
— Ну, всё, гад! Молись, если умеешь!
Куприянов остервенело сопротивлялся и брыкался изо всех сил. Но гнев утроил силы Фёдора, и вскоре, он буквально за шкирки приволок приговорённого на берег. Зыркнув по сторонам, Мальцев с дикой ненавистью сжал горло старшего лейтенанта.
— Не надо! Не на… — побелевшими губами прохрипел доносчик, глазами вымаливая прощения. Но особист только сильнее сжал пятерню. Несколько мгновений Куприянов яростно хрипел, хватая ртом воздух, а потом глаза его закатились, и старлей резко обмяк. Именно в этот момент где-то сбоку послышался властный голос:
— Отставить самосуд!
Мальцев разжал побелевшие пальцы и медленно развернулся. Перед ним с ухмылочкой стоял капитан Бондарев. Немая пауза длилась какое-то мгновение. Потом последовал мощный удар прикладом автомата в висок и Мальцев кулём рухнул на землю. Капитан подошёл к Куприянову, который только пришёл в сознание и сейчас, лёжа на животе, натужно откашливался. Разрезав верёвку, Бондарев скомандовал:
— Старшего лейтенанта – в лазарет! А Мальцева в дивизионную комендатуру, в одиночную камеру!

Рассказ основан на реальных событиях.

Короткими рваными фрагментами лейтенант Госбезопасности Фёдор Мальцев помнил как его скованного наручниками долго везли в кузове полуторки, потом забрали все личные вещи – сигареты, спички, ремень, оружие. Два дня Фёдор провёл в затхлой камере в полной неизвестности и изоляции. В голове роились самые гнусные мысли. Фёдор понимал, что капитан подставил его как пацана. Но какова причина такого поступка Бондарева, оставалось загадкой.

Только на третий день лейтенанта Мальцева привели на допрос к Бондареву. Тот молча протянул арестованному портсигар:
— Кури. Могу чайку горячего скомандовать.
— Не нужно. – смерив, презрительным взглядом капитана, прошептал Мальцев пересохшими губами.
— Ну, на нет и суда нет. Хотя, суд, конечно, будет. – каламбурил Бондарев и пододвинул к себе бланк протокола допроса. Он уж открыл было рот, чтобы задать первый вопрос, но Мальцев опередил капитана:
— За что ты меня подставил, а? Игорь Владимирович!
Выдержав угнетающую паузу, капитан вплотную приблизил лицо.
— Честно? Люся мне твоя приглянулась. Да, что там приглянулась, рванул верхнюю пуговицу Бондарев, люблю я её больше жизни! Как вижу, аж кишки сводит. И так, и эдак! А она одно твердит: «Федю люблю!». Капитан нервно подкурил папиросу и выпустил дым прямо в лицо Мальцева.
— Ты хороший парень, и служака отличный. В одном твоя беда – на пути моём встал! И не обойти тебя, ни объехать, только на обочину столкнуть.
Отведя взгляд в сторону, Бондарев процедил:
— От вышки попробую отвести, хотя, сам понимаешь… Нападение на коллегу, офицера комендантской роты. Это серьёзный проступок.
Мальцев поднял полные гнева глаза.
— Ну, скажи прямо, это ты составил донос? А Куприянов так, с боку припёку, потому что я на него указал?
Капитан затушил окурок:
— В точку! Ты ж уже заведённый был как паровоз. Поэтому спектакль со сравнением почерка и всеми этими подчёркиваниями букв прошёл на ура, — хохотнул Бондарев.
— Я ж сначала думал по филькиному доносу тебя крутить. Только муторное это дело, мог и выскользнуть. Так, что считай, с Куприяновым ты мне сам помог! – капитан снова расплылся в улыбке. – Жаль, рано вмешался, нужно было дождаться, чтобы ты того садиста на тот свет отправил.

Не смотря на обещания, Бондарев таки довёл бывшего лейтенанта госбезопасности Мальцева до расстрельной стенки. Приговор привели в исполнение спустя неделю и по роковому стечению обстоятельств, именно Куприянов отдал приказ:
— Пли!

Рассказ написан по материалам НТН.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *