Особый отдел НКВД. Часть 2

Рассказ-11

Продолжение рассказа. Начало см. в Часть 1.

Из инструкции. Сотрудникам Особых Отделов НКВД во время розыска немецкой агентуры особое внимание обращать на награды, а именно: медали «За отвагу» и «За боевые заслуги» должны быть выполнены из серебра, а абверовскими специалистами они штампуются из латуни, покрытой лишь тонким слоем серебра. На выпуклостях металл быстро стирается, и из-под него проступает латунная желтизна, свидетельствующая о подделке. 

Чистый медицинский спирт без закуси таки сделал своё коварное дело, и офицеры быстро захмелели. Напрочь забыв о делах, Куприянов и Мальцев вели не торопливый мужской разговор, иногда прикладываясь к фляге.
— Ну вот, обида меня берёт! – рубанул рукой воздух старлей, — целыми днями как белка в колесе крутишься! На чистую воду этих сволочей выводишь, а благодарности – ну ни на грош!
Снова закурив, Куприянов печально усмехнулся.
— Как одним, так ордена, медали, уважение всеобщее, а Андрею Леонидовичу – шиш с маслом. А я, брат, с начала войны одних только смертных приговоров исполнил больше сотни. И, заметь, ни одного побега!
Куприянов сжал мясистые кулаки, взглянув на которые, Мальцев невольно поёжился: «От такого сбежишь…», подумал Фёдор, вспоминая, как собутыльник после допроса, неистово отмывал окровавленные руки.
— Товарищ старший лейтенант, ЧП у нас! – издалека подал голос Мигуля, боясь потревожить покой начальника, — самострел-то кровищей изошёл. В лазарет его к доктору нужно.
Куприянов с трудом понял о чём идёт речь, а потом рявкнул:
— Отставить панические настроения! Всё равно завтра к стенке эту шкуру поставим! Только медикаменты почём зря переводить!
Выплеснув в горло последние капли спирта, Куприянов заплетающимся языком скомандовал:
— Ты лучше, Мигуля, смотайся к медикам и притащи нам ещё спиртяги. Скажи, лично Андрею Леонидовичу!
После того, как солдат бросился выполнять приказ, разговор зашёл о положении на фронте. Ведь со дня на день должно было начаться наступление в районе Ржева.



Информация о начале Ржевско-Сычевской операции была тайной за семью печатями. Командующие Калининским и Западным фронтами Конев и Жуков только утвердили в Ставке план разгрома 9-й немецкой армии и группы «Центр», но контрразведчики одними из первых были посвящены в планы Генштаба. Особую роль в преддверии атаки играли сведения пленных, агентурная работа среди офицерского состава фронта, оперативная обстановка в тылу и на передовой.

30 июля 1942 года впервые в истории войны началось, так называемое, артиллерийское наступление. Оно заключалось в непрерывной поддержке пехоты и танков массированным огнём артиллерии в течении всего периода наступления от одного объекта обороны к другому. К концу первого дня советские войска прорвали оборону на 10-километровую глубину. До Ржева оставалось каких-то 5 км. Однако преодоление этих километров растянулось на месяц.

Мальцев со сладостным предчувствием ожидал свою возлюбленную, практически невесту, Люсю, санитарку из медсанбата. Наверное, в сотый раз взглянув на часы, лейтенант уловил знакомый аромат духов и резко развернувшись, нежно прижал девушку к себе.
— Ну, что так долго, Люсёк?! – прошептал Фёдор, по хозяйски пройдясь ладонью по бедру.
— Да тихо ты, дурачок, увидит ещё кто! – кокетливо отмахнулась Люся. Но Мальцева сейчас не остановила бы даже бомбёжка. Он тянул свои губы к миловидному личику.
— Люся, как же я истосковался-то по тебе. Люся!
— Какая нахрен Люся?! Мальцев! Ты что белены объелся?!
Придя в себя, Фёдор понял, что это был всего лишь сладкий сон, а разбудил его капитан особого отдела дивизионной контрразведки Бондарев.
— Виноват, товарищ капитан! – застёгивая верхнюю пуговицу гимнастёрки, начал оправдываться смущённый лейтенант:
— Сигнальщиков немецких целую ночь ловили, вот и сморило.
— А главного сигнальщика часом не Люсей звали?
Выдержав многозначительную паузу, он извлёк из планшета вчетверо сложенный листок.
— Мне тут занимательный документ в руки попал. Ознакомься! Небось, ни каждый день анонимные доносы на себя читаешь?!
От этих слов в душе Мальцева похолодело. Он быстро пробежал газами по аккуратно выведенному чьей-то подлой ручонкой тексту, до конца не веря в происходящее. В доносе говорилось, что лейтенант Мальцев проявляет халатность в работе, лояльно относится к изменникам родины, ведёт панические разговоры о провале Ржевского наступления. Практически вырвав из онемевших пальцев лист, Бондарев не весело усмехнулся:
— Понимаешь, что бы тебе грозило, попади эта писулька к кому-нибудь другому?
Подняв ошарашенные глаза, Мальцев прошептал:
— Спасибо, Игорь Владимирович! Век не забуду.
— Ну, считай, в расчёте, летёха?! – подмигнул капитан, пряча донос в планшет.
Мальцев через силу улыбнулся, память тут же выдала нагора облаву, во время которой, он спас Бондареву жизнь.



Два месяца назад от местного населения в Особый отдел НКВД Калининского фронта поступила информация, что ночью в небе над деревней Неглинная был слышен шум самолёта. Второй сигнал поступил уже из соседней Поповки – там какой-то офицер узнавал дорогу и даже угощал их сигаретами. Эта информация сразу привлекла внимание чекистов, и нужный квадрат был оперативно оцеплен.

Рассказ основан на реальных событиях.

Вот тогда впервые Мальцев и познакомился с Бондаревым, который командовал одной из оперативно-розыскных групп. Ближе к полудню прямо на их засаду вышел подтянутый улыбающийся капитан танковых войск. Бондарев попросил предъявить документы. Пока он их внимательно изучал, Мальцев тихонько сместился за спину танкиста. Полистав офицерскую книжку и пропуск, Бондарев лениво процедил:
— Приказ командования проверять всех, кто передвигается в одиночку в прифронтовой полосе. Так что уж не обессудь, капитан, вываливай из карманов личные вещи.
Танкист осуждающе покачал головой:
— Да, собачья служба у вас, мужики, по карманам шарить. Ну, глядите, коль нужно.
И он начал доставать из карманов складной нож, спички, пачку сигарет… Именно она и заинтересовала Бондарева.
— Ого! Настоящие сигареты. Откуда такое богатство? Кучеряво живут танковые войска!
Поняв по серьёзным прищуренным лицам особистов, что ситуация становится критичной, танкист резко оттолкнулся и двинул ногой в живот автоматчика, представляющего самою большую угрозу. Далее капитан отпрыгнул в сторону и молниеносным движением выхватил из-за голенища дамский пистолет. Лишь отменная реакция Мальцева уберегла жизнь капитану Бондареву. Ведь именно ему предназначалась первая пуля. Фёдор пружинисто оттолкнулся от земли и уже в падении ударил по руке диверсанта. Пуля просвистела в каких-то сантиметрах от виска Бондарева. В этот момент, пришедший в себя автоматчик, со всего маху двинул лжетанкиста прикладом по затылку. А остальное уж было делом техники. Пока боец связывал по рукам и ногам абверовца, Бондарев подошёл к Мальцеву и тихо прошептал:
— Спасибо, Фёдор, теперь я твой должник!

Немецкого агента вычислили благодаря грубейшему проколу Абвера. Дело в том, что ситуация с доставкой продовольствия и амуниции на Калининском, впрочем, как и на других фронтах, прямо скажем была аховой. Войсковым офицерам уже давно не выдавали нормального курева. Народец перебивался махрой, самосадом. Вот по этому появление в тылу пижона, угощавшего мужиков настоящими сигаретами, сразу вызвало подозрение особистов.

— А теперь, Фёдор, мы с тобой вдумчиво разберемся, кому ты мог перебежать дорожку.
Бондарев упёр свой тяжёлый взгляд в переносицу Мальцева.
— Дело в том, что наш аноним уже завалил штаб дивизии очень похожими по смыслу и содержанию писульками. – Лицо капитана неожиданно стало каменным. – Ладно бы на интендантов или штабистов стучал. Этих прислужников одно удовольствие за горло подержать, а то ж нормальные мужики вроде тебя страдают.
Мысли Мальцева скакали лихорадочным галопом и вскоре из вороха подозреваемых остался только один:
— Куприянов! Больше некому! – как током пронзило Фёдора, — мы с ним недавно хорошо на грудь приняли, разговорились о наступлении. Ну, я и брякнул, что дожди, мол, начинаются, дороги-то размоет, танки в болоте загрузнут.
— Куприянов, говоришь?! – прищурился капитан, — это из комендантской роты который? А давай-ка Мальцев смотаемся ко мне, кое-что проверим.

В штабе Бондарев прихватил кое-какие документы, составленные Куприяновым, и вместе с Мальцевым углубился в лес от лишних глаз подальше. Там они сравнили почерк старшего лейтенанта с почерком в анонимном доносе. Хотя анонимка была написана каллиграфическими полупечатными литерами, сразу бросалось в глаза, что буквы «Т» и «Ш» одинаково подчёркнуты сверху и снизу. Бондарев, который в отличие от Мальцева, обучался ремеслу отождествления личности по почерку, был на 100% уверен, что донос написал Куприянов.

Продолжение читайте: «Особый отдел НКВД. Часть 3.»

Рассказ написан по материалам НТН.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *