Охотники СМЕРШа. Часть 3

Рассказ Охотники СМЕРШаОкончание рассказа. Начало см. в Часть 1 и Часть 2.

Приказав бойцам растянуться цепью, Закарлюка устремил группу в лесные дебри. Где-то через пол километра СМЕРШевцы уловили впереди какое-то шевеление и приглушенный треск сломанной ветки. Синхронно рухнув на землю, контрразведчики замерли в тревожном ожидании. И уже через минуту из чащи прямо на них вышел человек в закамуфлированном листвой маскхалате. Но шёл он как-то странно, широко ступая ногами и пошатываясь из стороны в сторону, будто пьяный. Подпустив противника чуть ближе, Кивалов бросил вперёд своё мощное тело и нанёс сокрушительный удар. Не успев среагировать на выпад, Курт мешком рухнул на землю, не подавая признаков жизни.
— Ты что, убил его? — недоуменно воскликнул Закарлюка, жестом указывая бойцам продолжить поиски второго диверсанта.
— Да нет, не должон! Такой здоровый и такой хилый.
Надсадно крякнув, капитан попытался оторвать лазутчика от земли, но тот лишь что-то нечленораздельно прошептал и водил по сторонам бессмысленным взглядом.
— Не уж-то и впрямь пьяный?
Отвесив пленному хлёсткую пощёчину, Закарлюка на ломанном немецком прорычал:
— Где твой напарник? С каким заданием вас забросили в наш тыл? Ну, говори!
— Подольский! Яд! Я умираю! — содрогнувшись от пронзившей тело судороги и закатив глаза к верху, абверовец попытался сказать что-то ещё, но с его губ сорвался лишь утробный стон. Оттянув веко с тусклым окаменевшим зрачком СМЕРШевец зло выматерился. Он отчётливо понимал, что помочь пленному, из которого медленно, по капельке выходит жизнь, уже не реально. А вот вытянуть из умирающего хоть какую-нибудь информацию попытаться ещё можно.
— Держись, держись! Сейчас мы тебе укол сделаем, и боль отступит! Только не молчи!
Неся заведомую ложь, Закарлюка принялся остервенело хлестать парня по щекам и массировать уши, пытаясь привести его в чувство.
— Куда, куда пошёл Подольский? Говори!
На какое-то мгновение, вырвавшись из лап смерти, сфокусировав мутный взгляд на советском офицере, Курт выдавил из себя:
— Река, наблюдательный путь, под землёй. Пить!
— Это мы мигом! — рванув флягу с пояса, рыкнул Закарлюка. Сделав небольшой глоток, абверовец откинулся на спину и прикрыл глаза. Но уже в следующую секунду мощный спазм скрючил его тело пополам.
Предсмертные конвульсии немецкого радиста длились недолго. Ещё раз дёрнувшись, словно от удара током, Курт обмяк, а его искажённое страшной болью лицо начало синеть.
— Отвоевался, подонок! – насуплено буркнув, СМЕРШевец поднялся на ноги. Дрожащей от возбуждения рукой, он выудил из портсигара папиросу. Первая же затяжка разогнала хмурые мысли и заставила работать мозги в нужном направлении. Вскоре вернулись раздосадованные неудачей бойцы. По их приникшим лицам Закарлюка сразу понял, что поиски второго лазутчика ни к чему не привели.
— Выше голову, орлы! Мы ещё побрыкаемся! Достанем гада, хоть из-под земли.
Усмехнувшись удачному каламбуру, капитан приказал организовать ему связь с армейским отделом контрразведки.



После того, как стало известно, что второй абверовец может скрываться в подземном наблюдательном пункте, который расположен где-то около реки, началась кропотливая работа по его обнаружению. Закарлюка как сумасшедший метался по фильтрационным лагерям, где содержались военнопленные, захваченные в результате последних боёв. В это же время его коллеги рассылали в различные инстанции оперативные запросы и директивы. Особое внимание военные контрразведчики уделяли артиллеристам, связистам и военным инженерам. К вечеру СМЕРШевцам, наконец-то таки улыбнулась удача и один пленный фентфебель-корректировщик вспомнил о таком пункте, расположенном на берегу Мерла. Узнав в каком именно квадрате находится блиндаж, Закарлюка сразу принял боевую стойку – ведь обнаружили они умирающего лазутчика всего в 7-ми километрах от этого места.

Надёжно блокировав квадрат с разных сторон, капитан прильнул к окуляру бинокля. Но как не силился СМЕРШевец рассмотреть в густой траве люк или какую-нибудь отдушину, ничего из этой затеи не вышло.
— Грамотно, суки, оборудовали берлогу! Нахрапом взять не получится.
Закусив губу, Закарлюка лихорадочно размышлял как быть дальше.
— Товарищ капитан, а давайте я пошурую вокруг этого схрона. Ну должна же там быть хоть какая-то вентиляция для притока воздуха! – тихо проворчал Кивалов не отрывая взгляда от кустарника, в котором, по словам пленного корректировщика, и находился замаскированный наблюдательный пункт.
— Вот шмальну в отдушину из ракетницы, и тогда-то как пробка из бутылки наружу-то выскочит, а? Я уже один раз такой фортель проворачивал. Так немчика потом еле откачали, чуть не скопытился от удушья и газов.
— Отставиь. – глухо процедил Закарлюка. – Этот лазутчик мне живым нужен! Да, по всему видать, волчара он матёрый. Ещё сдуру ампулу с ядом глотнёт! Видел, как он напарника укокошил?! Вот то-то же! Этот ни перед чем не остановится!
Надкатившись на пригорочек, капитан решительно скомандовал:
— Значит так, будем ждать, пока он сам логово не покинет. Касьян, ты первым на вахту заступаешь. Остальным – отдыхать. Смена – через каждый час.



В тревожном ожидании прошёл час, другой и только к исходу дня, когда над лесом сгустились потёмки, в кустах наметилось какое-то оживление.
— Значит так, в оба смотреть! Если что, стрелять только по ногам! Всё, занять позиции!
Эта команда была абсолютно излишней – бойцы и так прекрасно знали как нужно действовать. А бухтел Закарлюка больше для порядку и собственного успокоения. Тем временем, выбравшись из зарослей, Подольский осторожно двинулся к реке, чтобы по её руслу продолжить путь. Но военный контрразведчик заранее предугадал такой шаг противника и выставил на его пути искушённых опытом Румянцева и Кивалова. Алекс лишь в последний момент заметил две тени, метнувшиеся к нему с разных сторон. Но оказать сопротивление абверовец не успел – Кивалов впечатал приклад ППШ ему в затылок, а подоспевший Румянцев, до хруста в суставах выкрутил лазутчику руки. Не обращая внимания на стоны и вопли, Закарлюка сноровисто обыскал пленного, в первую очередь оторвав от ворота гимнастёрки ампулу с цианистым калием.
— Гляделки-то не сломай, гнида! А то, сейчас мудьё отрежу и скажу, что так и было!
Перехватив затравленный осмысленный взгляд гитлеровского агента, СМЕРШевец не сдержал презрительной ухмылки:
— Ишь ты, как дёргался-то, сучара – значит волокёт по-нашему! – весело он кивнул Румянцеву. – И это должно облегчить предстоящий разговор!
Стерев с лица улыбку и хищно сузив глаза, Закарлюка рванул из-за пояса нож:
— Я, тебя паскуду, на лоскуты порежу, но таки дознаюсь с какой целью заброшен в наш тыл и что успел разведать!
— Не нужно понапрасну сотрясать воздух, капитан, — устало протянул Подольский, не поднимая головы. – Я не принадлежу к числу оголтелых фанатиков Рейха, и при условии сохранения жизни, готов дать показания.
— О! Это решит суд, – флегматично буркнул Закарлюка. – Но я, так уж и быть, зафиксирую в протоколе факт добровольного сотрудничества. К тому же, гер Подольский, дружок, которого ты обрёк на страшную смерть, успел дать исчерпывающие показания. И, если поймаю хоть на малюсеньком противоречии, пеняй на себя, ага?!
Такая осведомлённость советского контрразведчика окончательно сломала Алекса, и он понуро кивнул:
— Записывайте.

Рассказ основан на реальных событиях.

Во время допроса, Подольский как на духу, всё выложил о своём намерении проникнуть в глубокий тыл Красной армии с целью обнаружения скрытых резервов противника и направляющейся к фронту техники. При этом Алекс особо отметил, что так и не успел приступить к выполнению задания. Также абверовец рассказал о замаскированной в лесу советской танковой группировке, которую они с Куртом обнаружили в районе Краснокутска. Подольский был полностью уверен, что радист перед смертью успел дать показания и скрывать от офицера этот факт глупо и опасно. Потрясённый таким заявлением Закарлюка, тут же связался с руководством и предупредил о вскрытии противником танкового соединения.

В штабе Воронежского фронта мгновенно отреагировали на это сообщение и предприняли поспешный отвод бронетехники на запасные позиции. Нужно отметить, такой шаг оказался очень своевременным – уже следующим утром гитлеровцы ринулись в контрнаступление, обрушив всю свою огневую мощь на квадрат, где ранее находилась танковая группировка. Ответный удар не заставил себя долго ждать. И после того, как немецкие бомбардировщики впустую отбомбившись, легли на обратный курс, наши Т-34ки рванулись в атаку. Кинжальный танковый прорыв, подкреплённый с неба штурмовой авиацией, внёс полнейшую сумятицу в ряды противника и ускорил беспорядочное отступление гитлеровцев. Так начиналась великая битва за Украину! Но идущие в атаку солдаты не сомневались, что захватчикам осталось не долго топтать украинскую землю и для многих оккупантов она станет последним пристанищем.

Рассказ написан по материалам НТН.

Читайте также: Уничтожить всех воров. Рассказ. Часть 1.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *