Охотники СМЕРШа. Часть 1

Рассказ Охотники СМЕРШаРассказ основан на реальных событиях.

После разгрома гитлеровцев в середине августа 1943 года на Курской дуге, Ставка Верховного главнокомандования стремилась максимально использовать достигнутую победу. Войска Центрального, Воронежского и Степного фронтов получили задачу освободить левобережную Украину и, одновременно наступая на полосе от Черкасс до Полтавы, выйти к Днепру, сходу форсировать его и захватить плацдармы на правом берегу реки, тем самым, создав условия для освобождения правобережной Украины. Эта грандиозная по замыслу операция заключалась в нанесении нескольких мощных ударов силами всех 3-х фронтов с целью рассечения немецкой обороны и недопущения закрепления противника по рубежам рек Десна и Днепр.

26 августа 1943 года войска Воронежского фронта нанесли главный удар на Сумско-Прилуцком направлении, прорвав массированную оборону противника на 30-ти километровую глубину. Однако дальнейшее наступление захлебнулось. Фельдмаршал Манштейн разгадал план генерала Ватутина и серией кинжальных контрударов гитлеровцы таки сумели затормозить продвижение Красной армии. Короткую оперативную паузу обе стороны пытались максимально использовать в своих целях, подтягивая к линии фронта свежие резервные части и усиливая разведывательную деятельность. Несколько маневренных групп Абвера были направлены в прифронтовую полосу с целью выявления дислокаций советских частей и определения слабых участков для контрнаступления.



Хмурым предрассветным утром две тени в маскхалатах германского образца, закамуфлированные ветками и листвой практически бесшумно скользили по лесу, зорко вглядываясь в сумрачные дебри и прислушиваясь к каждому шороху. Мазнув лучом фонарика по циферблату, невысокий коренастый мужчина жестом указал своему спутнику на глубокий овраг:
— Курт, близится время радиосеанса. Нужно срочно проинформировать Центр о танковой группировке русских в районе Краснокутска.
Склонившись к самому уху радиста, командир маневренной разведгруппы прошептал:
— Только в темпе! У большевиков отлично налажена служба пеленга.
Кивнув, Курт принялся разворачивать передачу. Внимательно наблюдая за отработанными профессиональными движениями подчинённого, унтерофицер немецкой разведки Алекс Подольский, нетерпеливо ёрзал на «пятой точке», желая как можно быстрее убраться из этого опасного, кишащего противником района. Отстучав в Абвер сообщение, радист поспешно сложил коротковолновую рацию в вещмешок и вопросительно уставился на командира.
— Далее пойдём на запад, по руслу реки Мерла, — буркнул Подольский, сверяя с картой дальнейший маршрут.
— На её берегу находится замаскированный армейский наблюдательно-корректировочный пункт. Вот в этом подземном блиндаже мы и пересидим грядущий день. Будем надеяться, что нора уцелела и не пострадала от бомбёжек.
Всматриваясь в пасмурное облачное небо, унтер процедил:
— М-да, скоро начнёт светать. Нужно поторапливаться. Курт, иди первым, а я подчищу следы нашего пребывания в овраге.
Выбравшись из лощины, радист скрытно устремился вперёд. Но не успел он преодолеть и нескольких метров, как тишину предрассветного леса разрушил треск ломающихся веток и пронзительный режущий крик:
— Тревога! Лесной шантан!
Уже в следующее мгновение, выскочивший из кустарника, как чёрт из табакерки, красноармеец оглушительно пальнул в воздух и, продолжая утробно визжать, дал стрекача. В несколько мощных прыжков Алекс преодолел дистанцию и едва различая петляющего между деревьями силуэт солдата, дважды выстрелил ему в спину. Но пули не достигли цели, а лишь предали ускорение беглецу.
— Болван! Идиот! Из-за тебя мы оказались на грани провала! – обрушивая гневные проклятия на голову радиста, Подольский метался как загнанный зверь!
— Чего застыл, кретин?! Уносим ноги к реке!
Свирепо толкнув Курта в сторону, унтер ринулся в лесную чащу, чутко прислушиваясь нет ли шума погони. Лишь отмахав по пойме мелководной Мерлы около километра, Подольский скомандовал «Привал!».
— И откуда только взялся этот сумасшедший?! Жаль только, что он не продырявил твою пустую черепушку! – сверля осатанелым взглядом приникшего радиста, абверовец лихорадочно размышлял: «Меня он точно не мог заметить. В то время, когда этот осёл начал стрелять и визжать, будто недорезанный, я ещё находился в овраге». Выпустив пар и заметно успокоившись, Подольский растянул губы в злорадной ухмылке:
— Выше голову, Курт, мы ещё обведём комиссарское отребье вокруг пальца! Сыграем в тёмную лошадку!
Подняв изумлённые глаза на хохочущего командира, радист лишь передёрнул плечами, не понимая, чему тот радуется, и что это за игра такая «в тёмную лошадку».



Единственное о чём не упомянул Подольский так это о неприглядной роли радиста Курта в этой игре. Уловку с «тёмной лошадкой» Алекс позаимствовал у польских контрабандистов, которые до войны частенько пересекали границу этим хитрым способом: один человек взбирается на спину другому и таким способом пересекается нейтральная полоса, после чего «лошадка» тут же возвращается обратно. Всё внимание пограничников устремлено к его следам, а импровизированный ездок беспрепятственно уходит в глубь территории. Отправляясь в рейды, Подольский на всякий случай предпочитал брать в напарники крепких, выносливых парней, которых можно было использовать как тягловую силу. И вот во время этой вылазки и контрабандистская уловка пришлась как нельзя кстати.

Рассказ основан на реальных событиях.

Ранним утром тревожная группа военной контрразведки прибыла в расположение батальона, боец которого и обнаружил, как он утверждал, «лесного шайтана». Татарин Ильдар Ширифулин, прибывший на фронт с последним пополнением, совсем не по-уставному вразвалочку стоял перед командиром группы СМЕРШа капитаном Закарлюка. Тот едва сдерживал улыбку от несуразного вида красноармейца.
— Это ты обнаружил в лесу вражеского лазутчика? Какого лешего ты болтался вдали от расположения своей части? — пригвоздив Ширифулина угрюмым взглядом, процедил военный контрразведчик. В ответ тот часто заморгал и отрицательно мотнул головой:
— Не-е, командира-нацяльника, я только шайтана видал! Свинья тушёнка жирный был и у Ильдара живот очень плохой стал. Часто в сартира надо. А сержанта шибко кричала: «Воняет», говорит «Уматывай подальше», говорит. Вот Ильдара и уходила в лес.
С трудом выдав эту тираду Ширифулин преданно уставился на грозного офицера. Слушая этот бред, Закарлюка всё больше закипал:
— А какого хрена побежал? На кой тебе винтовку выдали? Почему не пальнул в спину диверсанту?
— Почему — бестолково повторил татарин, чем вызвал новый приступ негодования СМЕРШевца.
— Ильдар очень растерялся. Шайтан страшный.
До хруста сжав кулаки и стиснув челюсти, чтобы не наорать на дремучего красноармейца, Закарлюка с горем пополам выяснил где конкретно Ширифулин заметил вражеского лазутчика и во что тот был одет.
— Очень темно бил, и в Ильдара лесной дух огнём шибал.
Выпучив наполненные страхом глаза, татарин начал нести какую-то тарабарщину, указывая заскорузлым пальцем в сторону реки. Отправив горе-вояку с глаз долой, капитан устремился в чащу. Бойцы его группы уже шныряли по округе в поисках следов пребывания незваного гостя с той стороны.
— Ох, не завидую я комбату! Хлебнёт он горюшка с таким-вот пополнением! — шумно выпуская сизый папиросный дым, Закарлюка кивнул своему заместителю старшине Румянцеву:
— Чем порадуешь? Удалось что-то обнаружить?
— Натоптано сильно! Батальонная солдатня облюбовала этот лесок для своих плотских потреб. В общем, дело «швах», — угрюмо проворчал Румянцев, указывая на поблескивающую вдали водную гладь.
— Только, я так кумекаю, к реке он подался — лучшего маршрута для отхода и не сыскать-то.
— Да, согласен! — нервно затаптывая окурок в землю, заключил капитан.
— Значит так, пойдём по разным берегам Мерлы. Не будет же он вечно брести по воде, где-то таки выберется на сушу. Забираем сперва влево — я, так понимаю, в наш ближний тыл этот лазутчик рвётся, расположение частей исследует.

Продолжение читайте: «Охотники СМЕРШа. Часть 2.».

Рассказ написан по материалам НТН.

Читайте также: Разведка. Боевой дозор.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *